00:34 

В начале было детство

imaginary
Новые книги в моей обожаемой серии "Самокат для родителей"!


Цитаты~

- Мам, знаешь, что я еще решил?
- Что?
- Что жизнь - это жизнь, и надо жить как надо, а не кое-как.


Одно превращается в другое. Теряя функциональность, предметы становятся волшебными. Крышка от кефирной бутылки с бусиной на ней — блюдечко с яблочком, покрутишь яблочко — и узнаешь, что делается на другом конце света.
В этой игре ребенку открывается чудо — оказывается, ВСЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВСЕМ, и, что ни задумаешь, можно сделать. Вылепить, нарисовать, скомбинировать из предметов, склеить, выгнуть из медной проволоки и т. д. Способность ребенка одушевлять своей фантазией неодушевленный мир как бы сама диктует педагогу метод обучения. Его можно назвать «проведение через разное».
"Проведение через разное" - значит углубить и разнообразить представление ребенка о путях, ведущих к достижению цели.

---

Хотелось возразить ему вдогонку: если нам, например, неприятен тот факт, что наш организм на 90% состоит из воды, мы же не станем из-за этого удалять из него воду и тем самым подвергать себя смертельной опасности. Мы знаем, что такова наша природа. Она же заботится и о том, чтобы мы разумно использовали свои интеллектуальные недра.


Прогресс в науке, стремительное развитие цивилизации не изменили природу человека. Поэтому слова, написанные людьми до изобретения электричества, железных дорог, самолетов и Интернета, близки и понятны нам и сегодня. Мыслители древности думали о сущности жизни, и современные мыслители об этом думают. Разница лишь в том, что древние нас читать не могут. Культура, созданная человечеством, живет только потому, что сущность человека не меняется. Иначе мы бы утратили "культурные" коды и представление о том, кто мы, откуда и куда идем. Сказанное царем Соломоном о своевременности всего сущего верно и сегодня.

«Всему свое время, и время всякой вещи под небом:
время рождаться, и время умирать;
время насаждать, и время вырывать посаженное;
время убивать, и время врачевать;
время разрушать, и время строить;
время плакать, и время смеяться;
время сетовать, и время плясать;
время разбрасывать камни, и время собирать камни;
время обнимать, и время уклоняться от объятий;
время искать, и время терять;
время сберегать, и время бросать;
время раздирать, и время сшивать;
время молчать, и время говорить;
время любить, и время ненавидеть;
время войне, и время миру».

Другое дело, что время тогда текло, а теперь летит. Природа человека от этого не меняется, да, наверное, и продолжительности жизни остается той же. По количеству лет мы живем чуть ли не вдвое дольше, но в древности время определялось лишь природными циклами, а теперь ты можешь прожить за год три весны и шесть зим, и все на такой скорости, что ни весны, ни зимы не заметишь. Мы не успеваем переработать огромное количество информации, которую обрушивает на нас современный мир. Жизнь стала гонкой, а мы - невротиками. Но наверняка и это пройдет, и ураганное время сменит спокойное.

Пока же мы вовлекаем в гонку своих детей.

<...>

Нам все время некогда, и, наверное, с этим связано то, что мы разучились созерцать. Но это свойство живет в детях. Они - созерцатели и деятели одновременно. Они везде одинаковы - и на Западе, и на Востоке. Они умеют вглядываться с мир. Время для них не дискретно, а "сладчайший миг свободы" бесконечен.
Время как философская субстанция нами утилизируется. Оно — стрелочник режима дня, и не более того. С личным временем ребенка мы не в состоянии считаться.
Поздно, а сын все рисует. Ему будет трудно встать утром. Так думаем мы. И велим ему оставить рисунок, завершить его завтра, после школы. В результате послушный сын лег спать вовремя. Назавтра принялся дорисовывать и все испортил. Мы проявили неделикатность, он повиновался, а рисунок разорвал на кусочки и выкинул в мусорное ведро. Мы посягнули на личное время сына, практически мы обокрали его.
Взрослая жизнь — гонка. Мы вовлекаем в нее детей. А они, в свою очередь, будут делать то же самое со своими детьми. Не произрастает ли из этого сонм несущихся по жизни верхоглядов? Неизлечимых неврастеников?
Дисциплинированные, «режимные» люди, как правило, лишаются необходимой для развития личности функции — созерцательной. В европейском человеке побеждает деятельность. Только Восток еще как-то сопротивляется, еще способен к созерцанию.
И дети. Дети — созерцатели и деятели одновременно. Они везде одинаковы — и на Западе, и на Востоке. Они умеют вглядываться в мир. Время для них еще не дискретно. А «сладчайший миг свободы» бесконечен.



Из главы "Эклектика":

Работы детей эклектичны. Они смешивают глину с пластилином, слепляют цветные бумажки с перьями, словом, сочетают несочетаемое.
Считается, что наилучший материал для детской лепки — глина. Цветной пластилин якобы «дробит» форму, и детей надо сразу приучать к глине. Но ведь цвет и форма пока еще для них нерасторжимы. То, что невозможно выразить в пластике, дополняется цветом. Дети еще не умеют работать с глубинами. Они не понимают, что глаза — в глазницах, а под кожей — череп. Поэтому вместо глаз ставят пластилиновые точки по обе стороны носа.
Цвет — обозначающий элемент, форма — значащий. Работы из глины, нераскрашенные, как правило, не удовлетворяют. Нетерпеливые дети уже в процессе лепки влепляют в глину цветные детали — бисер, пуговицы, фольгу, пластилин. Это потребность расцветить форму, ведь они видят мир цветным. Они хотят, чтобы все было, как настоящее, а сплошь серого человека или сплошь серой лошади не бывает.
Но посетите любую выставку скульптур учеников художественных студий и вы увидите мертвую глину и покрытые лаком чурки с шишками и желудями - поделки из природного материала! Что нужно сделать с детьми, чтобы они научились производить такую мертвечину?
Несвоевременное обучение мастерству — серьезная преграда творчеству. Осваивая приемы, ребенок учится тому, как делать вещь, он уже не думает о том, зачем он ее делает. "Посильная" задача сделает из него ремесленника. Творец же бьется над решением "непосильных" задач.
Предположим, он научился лепить слона, похожего на слона. При этом он не освоил и формы. Как ребенку понять, что внутри всякого четвероногого — остов, что малейшее движение все меняет, что если человек поднял руку, то и плечо пошло вверх и корпус сдвинулся в противоположную сторону?
В свое время он все это узнает. Сейчас он находится совсем в другом процессе. Он ищет средства выражения. Чтобы выразить улыбку, он слепит дугу и прилепит ее к шарику (голове) углами вверх, он не заметит, что при улыбке набухают щеки и обостряется подбородок, но, даже если бы он и обратил на это внимание, он передал бы это совсем другим образом.
С фактурой дети обращаются чрезвычайно свободно. Принес ребенок на урок игрушечную лошадку. Приделал к ней пластилиновые сани, посадил в сани человечков и катает по столу. Все просто: была у него в кармане лошадка, чего бы не покатать на ней пластилиновых человечков? Вот только снега на столе нет. Из чего снег сделать? Белый пластилин недостаточно бел, бумага для снега не подходит, нужна вата.
Нашли вату. И вот уже стол в снегу, и все хотят лошадку такую же точно, игрушечную. Здесь же мы и научимся лепить лошадей, постараемся сделать точь-в-точь такую же. Одна девочка сделала сани из спичек. Всем понравилось. Мальчик с настоящей игрушечной лошадкой позавидовал спичечным саням, спросил спичек и сделал такие же.
Закон преображения: все может стать всем. Все годится для всего. Всем можно заменить все.


Как-то я попросила детей вылепить следующее: "Бродит дрёма возле дома, бродит сон вдоль окон. И глядят - все ли спят". Словесные дети вылепили "сон и дрёму" в виду человеческих фигур. "Визуальные" дали множество разнообразных решений. Одна девочка слепила мешок - сон, украсила его блестками. Другая девочка облепила глину цветной материей, сверху водрузила маленькую синтетическую елочку, на елочку - цветные пластилиновые шарики, еще что-то и еще что-то. Это новогодний сон. Один из мальчиков слепил высокий постамент, установил на нем что-то вроде лошадиного крупа вниз головой и вверх гривой, на постамент положил некое существо, отдаленно похожее на мышь, - сон нападает, - а дрема себе полеживает. "Визуальные" дети пытались найти форму абстрактным понятиям, "словесные" неукоснительно лепили дом или стену с окном (раз этого было в тексте) и людей, изображающих сон и дрему.
Есть и другое деление - на аналитиков и синтетиков. Детям-аналитикам жить, кажется, легче. Они - комбинаторы. Прекрасно справляются с дизайнерской работой. Это, кстати, более обучаемые дети. Синтетики - натуры художественные, они идут от цельной идеи. В отличие от аналитиков, вылепливающих все по отдельности, они небрежней относятся к деталям и редко воспринимают красоту декоративного изделия, к которой чувствительны аналитики.
Разминая пластилин, ребенок приговаривает: "Ой, белка, и ухо вылезает!" Это - синтетик. Другой скатает шарик, палочки, огурец, соединит месте и получит ту же самую белку. Проще говоря, снитетики "находят" весь предмет в материале, а аналитики собирают его по частям.


У детей метафорическое мышление, они свободно сочетают далекие по смыслу предметы и идеи, награждают предметы несвойственными им функциями.

"Воробьи едят-едят и становятся голубями, как толстый человек."
"У козлика есть рога. Я слеплю ему рога. Как же без рогов? Без рогов он как обычный человек без хвоста".
Мальчик вылепил фею синей. И тотчас нашел этому объяснение:
- У меня фея синяя, потому что она пьет не воду, а чернила.

<...>

Девочка рисует слона. Приговаривает: "Вот он идет, идет, идет. Дайте еще лист". На втором листе снова рисует слона: "А он все идет и идет". Так было нарисовано подряд шесть слонов, представляющих из себя одного и того же, который все идет и идет.
Со старшей группой лепим носорога. Как придать форму слову, состоящему из двух слов? Ясно, что за словом закреплен вполне определенный образ, но дети, в первую очередь, реагируют на слово. Лепят нос, лепят рог и пытаются приделать их к пластилиновому комку. На эту тему семилетняя Люся вот что сочинила:
Я спросил у носорога
Очень вежливо, но строго:
- Ты, любезный носорог,
Нос имеешь или рог?
Улыбнулся носорог
И немножко мне помог:
- Если я имел бы нос,
Я бы звался НОСОНОС.
Ну а если только рог,
Я бы звался РОГОРОГ.
Ну а коль я НОСОРОГ,
Дальше думай сам, дружок!

Слепить носорога Люся не смогла, но зато преуспела в словотворчестве.


Искусство лечит. Это давно поняли те, кто всерьез думал о детях. Как и во взрослых, в детях есть и дурное, и доброе. Преодолевать дурное помогают родители, сказки, где постоянно присутствует мотив борьбы со злом, и собственное творчество. Творя, дети обдумывают мир, находят выход «темным страстям». Часто само содержание рисунков указывает на эти самые «темные страсти»: войны, битвы, танки, бабы-яги с кощеями бессмертными, взрывы, пожары. Иногда агрессивное, озлобленное состояние выражается в композиции рисунка и скульптуры, в отношениях цветов в живописи.
Творчество — такая же врожденная потребность, как еда и сон. Рисуя, дети избавляются от того, что их мучает, пугает: навязчивых состояний, страха смерти и темноты, страха потерять любимую маму или любимого отца. Все эти страхи присутствуют в жизни самых нормальных детей. Когда мы говорим им, что темнота не страшна и смерть не страшна, мы их обманываем. Мы с головой окунаем их в одиночество, из которого они пытаются выбраться, поверяя листу бумаги свои тревоги.
Даже в лагерях истребления дети рисовали — они обращались к карандашу и бумаге как к своим спасителям. Цветы, стол с едой, гора, по которой когда-то съезжали на санках, калитка в сад — дети не рисовали почти ничего сказочного потому, что мир, откуда их изгнали, стал для них сказкой.
Сказки помогают неуверенным стать увереннее — вот мальчик с пальчик, такой крошка, а вышел на сражение с большим и страшным миром!
Жизнь — это трата времени. Существенно ли, на что мы его тратим?


Глава "Каляки-маляки":

Ребенок тычет грифелем в белый лист, ставит точку, закорючку, замыкает линии в кружки или овалы. Спроси его, что это, и он расскажет целые истории.
"Говорит-то он хорошо, а рисовать не умеет, - сокрушаются родители, - пора за это взяться. Это домик с трубой - вот большой квадрат, в нем окошки, два маленьких квадратика, а сверху треугольник". Современный городской ребенок не видит таких домов, но рисовать их легко и приятно. Так зарождаются стереотипы, от которых потом трудно избавиться. В тех первых, непонятых взрослыми рисунках дети с помощью каляк-маляк создавали свою знаковую систему. Мы вторглись в процесс, не зная азбуки детского изобразительного языка.
У каждого ребенка свои каляки-маляки, свой набор элементов, построение композиции и пр. Возьмем, например, круг. Многократное повторение этого элемента свидетльствует как о зацикленности, так и о желании свести все в одно, собрать в целое; много кругов - это уже целая система замкнутых миров. Резкие линии могут выражать и агрессивность, и нетерпение, и одиночество... О символическом значении элементарных форм в искусстве писали в начале XX века Кандинский и Клее. Пройдя через фигуративное искусство, они вернулись к "линии и точке" и с помощью сопряжения этих простейших форм создали свою Вселенную.
Художники вернулись к детству цивилизации. Они обратились к символическому языку древних наскальных изображений. От них - к детским рисункам. Вначале ХХ века анализу творчества детей были посвящены многотомные исследования. Художники впали в детство в прямом смысле этого слова. Они взялись играть в кубики и пирамиды. Так возникли современные города, небоскребы, луноходы и прочие прелести цивилизации.
Дети постигают устройство мира с помощью символов. Мы же спешим научить их поверхностному изображению реальных предметов, уводим их от собственных задач и, в результате, не даем им прожить важнейшую фазу детства.
Рисуя, дети стремятся заполнить все пространство листа, ведь рисунок - это весь мир. Как правило, они определяют низ (земля) и верх (небо) и все, что имеют сказать, помещают в этих пределах. Но в каждой группе обязательно найдется два-три ребенка, для которых границ не существует. Они крутят лист во все стороны и рисуют с любой произвольной точки.

"Природа задумана по мелодии или по движению? - спросила сама себя пятилетняя девочка и ответила: - Конечно же, и по мелодии, и по движению. Мир-то один. Значит, в нем все должно быть сразу".

@темы: лит-ра, осторожно, дети!

URL
Комментарии
2011-09-22 в 15:01 

Koskenkorva
1+1=1
Как крууууто)))
хочу полностью это прочесть)))
это можно где-нить скачать? (купить вряд ли у нас можно)

     

weird

главная